Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

hand

Оладья

Тася и Соня внезапно стали интересоваться домашним хозяйством. На самом деле, только Тася стала интересоваться, ей нравится мыть посуду, раскладывать что-нибудь по местам, помогать вешать бельё и всякое такое. Удивительный человек. Я слышала, что такие бывают, но сама, кажется, не видела. Соньке это всё не упёрлось, но раз Тася веселится, то ей тоже надо.

Теперь готовить что-то, не нейтрализовав предварительно группу поддержки, бывает тяжело. Например, оладьи на завтрак. (В переводе «Муми-троллей» Смирнова написано «оладья», и это куда лучше.) У меня не так хорошо складывается с домашним хозяйством, как у Таси, поэтому есть периодически особо нечего, а оладьи, они как бы из ничего. В тот раз были из ничего и банана — повсюду ролики с рецептами, где всё смешивают за полминуты в красивой миске, оп, и готово, и вот я видела, как в оладьи кладут банан.

— Ой, ты берёшь банан! — говорит Тася.
— Ой, покажи, — говорит Соня.
— Она его режет!
— Покажи!
— А что это?
— А что это?
— А как тебе помочь?
— А как тебе помочь?
— Давай я помою яйцо!
— Покажи! Давай я буду мешать!
— Покажи муку!
— Покажи муку!
— Давай теперь я помешаю.
— Всёооо, Тася, теперь я мешаю!
Соня дует на муку и она разлетается по кухне и по Соне.
— Ой, что это?
— Ой, что это?
— Блееееендер?
— Давай теперь я подержу.
— Сначала Соня, а потом я.
— Я нажму на кнопку!
— Я хочу есть!
— Я хочу есть!
— А когда будет готово?

Чтобы им было лучше видно, они придвигают к кухонному столу табуретку и лезут на неё обе, толкаясь и пища. Кто-то побеждает (обычно Тася), кто-то тащит стул. Между мной и холодильником вырастает баррикада. Нужно снять Соню со стула, отодвинуть стул, снять Тасю с табуретки, отодвинуть табуретку, дойти до холодильника и достать молоко, отодвинуть Тасю вместе с табуреткой, дотянуться до кастрюли, налить туда молоко, а на руке уже висит Соня. Очень похоже вот на это: "Монморенси садился на разные предметы в тот самый момент, когда их нужно было укладывать, и не сомневался ни минуты, что, когда Гаррис или Джордж протягивают за чем-нибудь руку, им нужен его холодный, влажный нос. Он совал лапу в варенье, разбрасывал чайные ложки и делал вид, что думает, будто лимоны – это крысы."

Потом они съедают кучу оладьев, и полчаса моют посуду: две тарелки и две вилки.
hand

Конфеты и печенье

Меня постоянно угощают чем-нибудь незнакомые люди. Особенно в Москве и особенно таксисты. Один дал шоколадную конфету, я вежливо поблагодарила, как в детстве учили, и спрятала в карман. Ещё меня учили, что нельзя у незнакомых людей брать конфетки. До сих пор, кстати, работает, например, когда незнакомые люди предлагают покурить непонятно что, я действую с осторожностью. Ну чувак, понятно, обиделся, говорит:
— Эээ, девушка! Я от чистого сердца. Думаете что ли отравленная? Всё там хорошо.
Я говорю:
— Да нет, спасибо большое, просто не хочу сейчас сладкого. Дома съем, с чаем.
Помирились с ним, в общем.

Потом какой-то греческий таксист, в смысле — с греческим именем, дал карамельку «Мечта». Я сразу съела. Настроение что-то было такое, отравленная конфетка только пригодилась бы. Но там сразу понятно было, что тоже всё хорошо и от чистого сердца, без надписи «Яд», нечего рассчитывать, что кто-то посторонний решит все твои проблемы одной отравленной «Мечтой».

А тут не водитель, просто подвыпивший чувак в рижском троллейбусе. Мы ходили гулять, в центр, всей толпой смотреть на ёлку, ехали домой на троллейбусе. А как наши дети садятся в общественный транспорт — это вообще сильное впечатление. Сначала вбегает Лёша и кидается либо через весь троллейбус вперёд, смотреть через лобовое стекло, либо к ближайшему свободному месту у окна. Таську и Соньку я держу за руки, но Таська торопится тоже к окну, поэтому вползает первая практически уже на четвереньках и бросается к свободному месту, а Соня входит следом и бежит дальше, а если места не осталось, останавливается и орёт. Кто-нибудь обязательно падает, все громко галдят. Происходит всё быстро, но у пассажиров остаётся ощущение нашествия монголов или «цирк приехал», в зависимости от характера и настроения.

В этот раз Лёша сел сзади, а Таська ломанулась на соседние сидения, где четыре рядом, сметая всё на своём пути, в частности — сметая мужика, который занимал одно из этих сидений. Тут надо ещё сказать, что мы — как коммунальные службы, и зима к нам всегда приходит неожиданно. Потому что я стараюсь не забивать свою прелестную головку куртками и комбинезонами. Сонька влезает в Тасин прошлогодний комбинезон (по крайней мере, первую часть зимы, до того момента, как я нахожу силы и время купить что-нибудь ещё), а Тасе достается что-нибудь Лёшино. Варежки вяжет бабушка, шапки появляются сами. Выглядит это всё достаточно специфически, стиль фьюжн, далёкий от условностей. Не всем нравится, но вызывает сочувствие. Мужику, однако, понравилось. Он некоторое время созерцал Тасю с восторгом, а потом завёл с ней разговор. Тася бодро рассказала всю нашу жизнь и перечислила всех членов семьи, для верности ткнув в направлении каждого пальцем, а Лёша — он сидел за мужиком — добавлял подробностей. По итогам разговора собеседник окончательно растаял и бормоча «чем бы мне вас угостить» полез в свой пакет с продуктами, достал пачку печенья и дал одно Тасе, и одно — Лёше.

Я растерялась. С одной стороны, это был типичный незнакомый человек, с другой — он тоже явно хотел хорошего. Пока я тормозила, Таська, не обременённая в три года знаниями и печалями, умяла свою печеньку, а Лёша дисциплинированно деражал в руке и бровями спрашивал у меня разрешения. И я разрешила.

Зато потом весь путь до дома страшно переживала. Особенно Лёше досталось моих переживаний. Я говорила: можно брать что-то у незнакомых людей, только когда рядом есть какой-нибудь знакомый взрослый, и обязательно спросить, а если я вдруг разрешу, надо сказать: мама, ты что?!
hand

Циемакукулис

Лёшин детский сад — надо уже говорить «бывший детский сад» — находится на улице Бишу, это значит Пчелиная. Рядом там, конечно, улицы Медовая, Цветочная, Фруктовая и Лиственная, Чижиная и Зябликовая, а ещё есть улицы Ольги и Амалии, и вот мне кажется, без Ольги и Амалии было бы не совсем то, а так — совсем. Если бы не Лёшин бывший детский сад, я бы вряд ли когда-нибудь оказалась в этом квартале, даже прожив в Риге куда больше, чем сейчас. Я почему-то много раз об этом думала. Зимой, когда улица Бишу состояла из перемороженных сугробов — там не очень убирают снег и не очень горят фонари. Потом весной, когда цвёл клён — такими маленькими зелёно-жёлтыми цветочками, а я уже давно забыла, что клён цветёт такими цветочками, да и вообще забыла, что бывает клён, но эти цветочки что-то всё-таки напоминали, и я посмотрела в интернете, а потом вспомнила про клён. И потом весной, когда выяснилось, что каждый куст в Агенскалнсе — это сирень, а кроме сирени повсюду каштаны и то ли вишни, то ли яблони. Я ходила за Лёшей и постоянно думала, что в такое место просто так не зайдёшь.

Это квартал между улицей Нометню — она ведёт к Агенскалнскому рынку — и парком. Однажды я приехала в Ригу первый раз, но уже знала, что через некоторое время с большой вероятностью буду тут жить. Мне было не очень. И я внимательно смотрела по сторонам, цеплялась за разные детали. Я запомнила название парка — Узварас паркс, оно проассоциировалось у меня с компотом, «узварас» похоже на «взвар». Очень классный парк, с маленькой речкой и дорожками, полный велосипедов, колясок и занятий йогой — ну как полный, они там встречаются. Параллельно с этим я слышала про парк Победы в Риге — что он есть и что там монумент. 9 мая в парке Победы был концерт на сколько-то десятков тысяч людей, у нас из дома было слышно, так что мы его заметили. И выяснилось, конечно, что это тот самый парк — не про компот, а про победу.

А в другом углу этого квартала, на улице Нометню — маленькое кафе. Оно называется Ciemakukulis. В словаре написано, что это значит «гостинец». У меня есть подозрение, что это не вообще гостинец, а такой конкретный кренделёк. Но не знаю точно. Там продаётся немного еды — каждый день какой-нибудь суп и несколько салатов, можно заказывать торты, на завтрак бывают бутерброды и круассаны, а кроме того, там отличные пирожки. Есть ещё как минимум два Циемакукулиса, один в трёх трамвайных остановках от этого, другой далеко, в Болдерае. В Болдерае мы там не были, а тот, что поблизости, не очень похож, существенно новее и красивее. Но этот мне всё равно нравится больше. Типичное маленькое кафе внутри жилого района, какие все любят. Я думаю, такие кафе — а также лотки с овощами, булочные и подобные штуки, в которые можно заходить каждый день и что-нибудь покупать, постоянно здороваться с продавцами, спрашивать и рассказывать, как дела — позволяют почувствовать наличие своей жизни. Поэтому их и любят. Заметная часть современной культуры построена на боевом солипсизме. Пока слишком многие помнят тебя, сложно по-настоящему исчезнуть, когда никто не обращает внимание, можно засомневаться в собственном существовании. Таких идей много, и с ними бывает тяжело. Но тут эти кафе — как костыль.

Я довольно часто туда заходила, пока был детский сад. С разным количеством детей, иногда с А., иногда одна. Там работает несколько девушек. Они говорят по-русски, но довольно плохо, поэтому тема пирожков с точки зрения владения латышским для меня лучшая. И они такие все вроде приветливые, но на специальный северный манер, стойкая нордическая приветливость. Никогда не узнаешь — вспомнила она тебя вообще или нет. Потом детский сад закончился, я перестала туда заходить, больше месяца прошло. А сегодня у нас ремонт, плита посыпана штукатуркой, и детям на обед достались пирожки. И вот пока я их покупала — десять таких и четыре сяких — девушка улыбалась мне прямо по-настоящему. Даже не знаю, что мне ещё — —
hand

Плюшки

Сделали с Лешей плюшки, настоящие. Леша потом говорил бабушке:
- А хочешь, я тебе расскажу, как мы делали плюшки?

Бабушка, конечно, хотела.

- Мы раскатали муку, и положили масло, потом сложили пополам, и еще раз пополам, потом разрезали ножом, и развернули в розочку, а потом еще посыпали сахаром и положили на противень.

Леша любит алгоритмы.

Удивительная разница между ним сейчас и зимой - сейчас у него уже все получается. Прямо прикольно с Лешей делать плюшки.

Collapse )

Потом посмотрели фильм про кролика Роджера. Фильм в целом ему понравился. Леша даже сказал - "очень". Когда он увидел Джессику Рэббит, то сказал - "ого!". Только что не присвиснул.
Но все затмила гибель ботинка. Там посередине судья замочил мультяшный ботиночек. Я в детстве тоже от этого сильно страдала. Возможно, даже больше, чем Леша, хотя сейчас это дико себе представить. Леша всхлипывал и приговаривал:
- Такой хороший был ботиночек.

Не знаю, что бы с ним еще посмотреть. Если в фильме нет механизмов, то не судьба. Надо, чтобы с механизмами. Хотя бы на уровне "трамвай проехал".
hand

Детское питание

В первый день нового года, примерно в то время, когда одни люди с нормальной жизнью еще не продрали глаза, а другие едва продрали и блюют себе тихо в раковины, а третьи, скажем, наоборот завалились спать, недавно вернувшись домой, мы выдали младенцам по трети чайной ложки брокколи. Младенцам очень понравилось, особенно Тасе. Она вся сияла. Соне тоже понравилось, но она отнеслась к капусте более вдумчиво и критически. Пока все идет неплохо, и завтра их ждет уже ложки по три-четыре.

В связи с этим я решила достать из головы и систематизировать свои воспоминания о «прикорме», чтобы было на что опираться во время оного. Я думаю, что все читатели – периодически то один человек, то другой говорит мне, что читает мой блог, они так и говорят – я же читаю твой блог!, так что я верю в существование читателей у этого уютного дневничка – так вот, я думаю, все читатели уже смирились, что это сейчас дневничок про детишек. Я по натуре акын, что вижу, то пою. Через год дети подрастут и какашки потеряют свою актуальность, а там нас, вполне возможно, ждет следующий виток любви к детским книжкам.

Если слово «прикорм» ассоциируется у вас с зимней рыбалкой, то наиболее осмысленная часть этого поста для вас уже закончилась. Буквально не начавшись. Если же вы по каким-то причинам решите осилить гигантский текст про протертую капусту, учтите, пожалуйста, что это конкретная история про нас и для нас. А у вас, может, совсем другое отношение к капусте.


Collapse )
hand

Бабушка еще не приехала

Есть такая книжка, «Момент истины, или В августе сорок четвертого». Я ее несколько раз читала, и она мне нравится, хотя по идее все герои должны быть антипатичны. Такие типа советские контрразведчики, запугивают, шантажируют и обманывают. Ради благого дела и на войне, а не сейчас и ради бабла. Я ее первый раз читала в детстве и считала, что ради благого дела и на войне так и надо, наши молодцы. Сейчас у меня слишком сильная аллергия на такие методы, а та война все дальше. Заканчивается книжка так – чуваки раскрыли банду, всех обезвредили, один из них ранен, и они передают шифровку. Условные слова – «бабушка приехала». И старший лейтенант Таманцев прыгает и кричит – ба-буш-ка при-е-ха-ла! бабулечка! бабушка приехала!

Это полностью соответствует моему состоянию, когда мама одного человека – А. или Б. – возвращается к нам из славного города Кирова. Завтра я рассчитываю делать так же.

На этот отъезд Леша подгадал себе очередную болезнь. Такую, с температурой тридцать девять и жутким кашлем. Сегодня ему уже существенно лучше, но вообще мы тут хлебнули. Во время болезни у Леши бывает три основных состояния. Первое - когда он ничего так себя чувствует. Тогда он обычный милый мальчик. Может, даже чуть милее обычного. Второе - когда совсем плохо себя чувствует. Тогда он бедненький, но при этом готов договариваться, принимать лекарство и все такое. И третье - когда посередине. Плохо, но не совсем. Вот тогда кошмар. Помимо понятной в таких случаях капризности у него появляются специальные интонации, особенно сварливые. Ему ничего не нравится, и все делают плохо всё. Даже младенцы со своими зубами – точнее, все еще без своих зубов, в процессе их выращивания – не идут ни в какое сравнение с Лешей, когда он чувствует себя плохо, но не совсем.

В моменты просветления доделали с ним его подарки. Испекли печенье и наклеили домиков-коробок. Печенье Леша вырезал формочкой и клал на противень, а потом устал, и пошел спать, и проспал три часа. Два домика вырезал сам (но я держала бумагу). Клеить их у него не получилось, отрезал мне кусочки скоча. Тем не менее, в целом, это довольно-таки его подарки получились, он много сделал.

Домики делать очень просто – по инструкции. Правда, у меня случайно был цветной картон и двухсторонний скоч. Чувствую себя Еленой Молоховец – если к вам неожиданно пришли гости, и у вас ничего нет к столу, просто спуститесь в погреб и возьмите баранью ногу. Если есть цветной картон, скоч и принтер, то все очень просто. Домики получаются маленькие. Влезает либо две конфеты и одно печенье, либо два печенья и одна конфета. Экономичный вариант подарка.


Collapse )


Младенцы стали так фигово спать, что я уже думаю, что дело не только в зубах. Может, думаю я, они перестали наедаться? В сумме у нас набралось четырнадцать с лишним килограммов младенцев (семь семьсот восемьдесят младенца Т и шесть пятьсот восемьдесят младенца С) буквально из ничего, и в самое ближайшее время в дело наконец вступит капуста. А в ближайшее, но не самое – еще и каша. А потом вообще всякие прекрасные вещи, а там, глядишь, я смогу выйти из дома больше, чем на два часа.

В общем, подводя итоги этой недели – а не года, как делают все остальные люди – я еще немного подвинулась разумом, но мы молодцы и плюс сто баллов Гриффиндору.
hand

Конфеты

Сделали с Лешей конфеты. Конфеты куда проще, чем мыло. Хотя мыло, на мой вкус, полезнее. Но начинать надо явно с конфет, а мыло – это следующий уровень.

Лично я все детство дарила всем рисунки. Потом рисовала открытки, приделывала к ним всякую хрень. Как-то у меня не было проблем с подарками. Но у Леши не так. Для Леши рисунок что-то другое значит. Они у него какие-то не подарочные. Либо совсем дурацкие, либо в них вложено столько сил, что Леша как-то не в состоянии вот так сразу расстаться. А дарить что-то надо, это очень важно, я считаю. Поэтому мы решили склеить из картона такие коробочки, и сделать конфет, и еще испечь печенья, и все это положить в коробочки, и всем дарить. Не могу представить, что это все я пишу, вот это про печенье и особенно про коробочки. Но я вообще иногда закрываю глаза, открываю глаза и не верю, что это все происходит со мной.

Тем не менее продолжаю.

Collapse )
hand

Кастор

Пять книжек про Кастора – «У Кастора в мастерской», «Шьем вместе с Кастором», «Кастор печет пирог», «Кастор и краски» и «Огород Кастора». Много картинок, мало текста. Много картинок конкретных предметов с подписями.
Collapse )

Все книжки устроены по одному и тому же принципу: Кастор решил что-нибудь сделать, пошел в какую-нибудь специальную комнату, где лежат все инструменты, разложил все по порядку и сделал, что собирался. Все нужные штучки тщательно прорисованы и подписаны – поэтому Леша, скажем, знает слово «коловорот». Я его узнала одновременно с ним. У Кастора прекрасная огромная кухня, мастерская, швейная мастерская и еще сарай дядюшки Самсона со всякими садоводческими штуками. Очень много деталей, очень интересно рассматривать.
Collapse )
Collapse )

Ребеночек в восторге и Кастора очень любит. Читать при этом становится невыносимо уже к третьему разу. История как бы есть – тут вот пирог испекли, тут фасоль вырастили, - но очень скучная. Для взрослого. Для ребенка, судя по всему, отлично. Интересно уже месяцев в девять. Потом, наверно, захочется что-нибудь делать по описанным технологиям - там все очень подробно и по шагам.

Бобра Кастора на разных языках зовут по-разному. У нас оставили Кастора – как и по-шведски, а еще бывает Harvey, Bruno, Kasimir, просто некий the Beaver и, наверно, много кто еще. Как по мне – это сплошное размытие бренда.
Вроде бы, бывают еще книжки про этого бобра – вот тут все книжки Ларса Клинтинга, судя по названиям, есть еще как минимум две. На немецком про Казимира я нашла еще «Kasimir hat einen Platten» (Казимир пробил колесо); там на обложке незнакомая картинка, Кастор и Фриппе с велосипедиком. И «Kasimir laesst Frippe machen»  (Казимир предоставляет действовать Фриппе).

___________________________________
«У Кастора в мастерской» (Castor snickrar, 1995)
«Шьем вместе с Кастором» (Castor syr, 1996)
«Кастор печет пирог» (Castor bakar, 1996)
«Огород Кастора» (Castor odlar, 1997)
«Кастор и краски» (Castor målar, 1998)
Ларс Клинтинг
Открытый мир, 2010
Квадратные книжки, не очень большие. Твердая обложка.
hand

Что-то будет

Видела на автобусной остановке (Вчера у меня произошло столкновение с миром наземного общественного транспорта. Я отлично умею ездить на метро, но троллейбусные маршруты расползаются как червяки.) рекламу каких-то очередных таблеток, звучит так:
Момент настал - прими Гастал.

Телевизионная реклама, если она существует, должна, мне кажется, быть по мотивам Али-бабы:
Одноглазый атаман, Али-баба и Зейнаб. Сидят и поют.
- Ай, хороший плов, ну просто первый раз такой!
- Зейнаб, лепешки где, что за обман такой?
- Простите, гость наш дорогой, Али-баба такой! Всегда спешит, всегда бежит, смешной такой!
- Отличный плов, ну просто первый раз такой! Пойду схожу во двор, настал момент такой!
- Э-э, нет, у нас закон другой, закон такой! Сначала плов, потом поём, обряд такой!
- Ты что, Зейнаб, а вдруг ему момент такой?!
- Молчи, Али-баба, гость вежливый такой! Сначала песня, а потом момент любой!
- Пойду схожу во двор, настал момент такой.
- Сначала плов, потом поём, обряд такой.
- Ты что, Зейнаб, а вдруг ему момент такой?
Но тут Зейнаб, естественно, достает Гастал, и шлеп его перед атаманом.
Пэкшот.
Джингл: что-то будет.