Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

hand

Корабль и разбойник

У нас очень разговорчивые дети. Ни на секунду не замолкают. Им нравится сам процесс — сотрясение воздуха, улавливание звуковых волн. Поэтому типичный ужин в нашем доме звучит так:

— Маам! Маам! Мааам!
— Что?
— Как тебя зовут? — это Тася спрашивает.
— Аделаида Марковна.
— Абалалала Карковна? А папу как зовут?
— Василий Петрович.
— А меня как зовут?
— А тебя — Лукерья.
— Меня Лукерья!
— А меня Оливия! — это Соня говорит.
— А меня Артур! Нет, меня Дениска!
— А я корабль!
— А я разбойник!
Корабль Тася, а разбойник Соня, это более или менее постоянные амплуа. Я тоже хочу быть кораблём и разбойником.
— А я машина! Нет, я самолёт! — это Лёша.
— А я помидор!
— А я морковка!
— А я вода!
— А я солнце!
— А я целый дождь! — Тася всегда уточняет, что она именно целый дождь, а не какие-нибудь отдельные капельки.
— А я море!
— А я цунами!
— А я ветер!
— А я торнадо!
— А я паук!
— А я самурай! — Лёша недавно залез в читалку у меня в телефоне и пытался читать «Кодекс самурая».
— А я злой кабык! — Соня ещё бывает злым крокодилом, но в последнее время предпочитает неведомого кабыка.
— А я паук! — меня ещё удивляет, как легко они соглашаются быть всякими неприятными существами, даже не то, что соглашаются, а сами себя называют. Все совершенно запросто могут быть даже какашкой.
— А я бабочка!
— А я бабушка!
— А я дедушка!
— А я мама!
— А я папа!
— А я Светка!
— А я бабушка Вера!
— Так, ну-ка тихо и ешьте! — в этой атмосфере я приобрела кретинскую привычку начинать половину фраз с «так».
— А я рис, — шепотом говорит Тася.
hand

Сувениры из Исландии

На самом деле, один человек, обозначенный, по традиции, совершенно условной буквой А. или Б., на этот раз не ездил в Баден-Баден. Обычно, конечно, да, а сейчас нет, он ездил в Исландию.

Из Исландии он привёз сувениры. Копченого кита, китовое сало, бутылку водки и ферментированную акулу. Ферментированная акула — это такой эвфемизм, означает «гнилая акула», «тухлая акула».

Ну что тут скажешь.

Копченый кит многим нравится. Мне — нет, но я знаю людей, которым да. Среди них, между прочим, моя собственная мать, мои родители как раз совпали по времени визита к нам с китом и акулой. Кита я, кстати, ела до этого, вяленого. С. привозила из Норвегии. Существенно меньше понтов — понты в даном случае вообще пропорциональны запаху — но вполне съедобно. Копченый не съедобен совершенно.

Сало кита. Это единственный сувенир, который не смог есть даже сам А. У меня лично оно вызвало неожиданную эмоцию: радость, что я в данный момент не беременна. Думаю, его можно использовать как тест, мне кажется, беременных должно рвать сразу, при первом сообщении о возможности этого объекта быть съеденным человеком.

Водка есть водка. Хотя и анисовая.

Наиболее неоднозначной субстанцией является ферментированная акула. Неферментированную есть нельзя, потому что она содержит токсины. Тут они уже разложились. Ну то есть единственный способ съесть эту акулу (она называется «сонный микроцефал»), оставаясь в относительной безопасности — подождать, пока она сгниёт.

Запах ферментированной акулы валит с ног. Даже если открыть окно, находиться с ней в одном помещении крайне затруднительно. Сразу вспоминаешь московский метрополитен в жару и с особой нежностью — всех тех людей, которые им недовольны. Запах ферментированной акулы чувствуется даже в том случае, если открыть морозилку, а она там: в пластиковом контейнере и четырёх пакетах. Если там же были мороженое и креветки — тем хуже для мороженого и креветок.

Но тем не менее, эту акулу вполне едят. Сам Б., его коллеги и друзья. Подозреваю, каждый из них только и ждёт случая, чтобы пожаловаться на московский метрополитен, особенно — в жару, а акулу пожалуйста. Впрочем, счастливыми они при этом не выглядят.

Есть акулу А. ходит на улицу.

Недоеденную акулу на этот раз он выкинул в общий мусорный контейнер около дома, просто так, без каких бы то ни было средств химзащиты.

Я думаю, завтра нас уже арестуют.
hand

Снежный сон

Я уже писала, что мне очень нравится Эрик Карл. Но в одной семье вполне достаточно двух его книжек. Три – явная избыточность. Четыре – уже существенный перебор.

Collapse )

Если же абстрагироваться от порядкового номера, то книжка хорошая. Как обычно. Очень здоровские картинки, прозрачные страницы со снегом, за которым прячутся животные, на последней странице можно нажать на кнопочку, и играет музыка. (Поэтому, кстати, книжка такая толстая).

В ней, однако, явственно чувствуется перевод. Имена у животных – числительные, Один, Два, Три, Четыре, Пять. При этом нельзя сделать их несклоняемыми - «Днем фермер кормил своих животных – Один, Два, Три, Четыре, Пять». И очень по-дурацки выглядит приписанный ко всем мужской род, при том, что на картинках нарисованы явно свинья и овечка, а не боров и баран.
В общем, перевод плохой, и это жалко. Но чего уж там – слов мало, картинок много, а дети сами еще читать не умеют.

Collapse )

___________________________________
Снежный сон (Dream Snow, 2000)
Эрик Карл
Переводчик – Иосиф Шейн
Розовый жираф, 2011
Большой формат, плотные страницы, мелованная бумага
hand

Welcome to the Zoo

Добро пожаловать в зоопарк. Книга-картинка, вообще без слов. Устроена совершенно по тому же принципу, что и Осенняя и Зимняя книги, и при этом сложно представить себе что-то менее похожее. Но идея в точности такая же, да. На первой странице люди приходят в зоопарк, на последней – уходят. Смотрят на всяких животных, теряют шляпы, то есть тоже – какой-то сквозной сюжет, много мелких событий. На первом форзаце – план зоопарка, по нему можно проследить, как посетители гуляют (все соблюдается). На последнем форзаце – подсказки, что можно поискать и на что обратить внимание.

Collapse )

Книга отличается - не только от книг Ротраут, а вообще от чего угодно - стилем иллюстраций. Автор – Элисон Джей (Alison Jay), известный иллюстратор, много книжек, много картинок к книжкам. Все похожи – такие полные вытянутые фигуры с маленькими головами и длинными ногами, и изображение как будто потрескавшееся. Наверняка у этого всего есть какие-то правильные названия, но я их не знаю. В общем, это выглядит как картинки на старых кафельных плитках. И почему-то кажется ужасно знакомым, чуть ли не с детства. При этом книжки, насколько я поняла, совсем новенькие. «Добро пожаловать в зоопарк» - 2008 года.

Не знаю, может какие-то есть похожие картины. Вызывает ощущения, что похоже одновременно на каких-нибудь итальянцев – видимо, из-за цвета, трещин и рисунков на платьях, и голландцев – из-за фигур. Хотя на самом деле – ассоциативно, из-за Аверкампа, потому что он явно один из родоначальников жанра Wimmelbilderbuecher.
(Вот Аверкамп, чисто для того, чтобы пояснить эту мысль. На самом деле это очень, очень большая картина и там тоже много всяких историй).

Collapse )

Леше существенно больше понравилась «Осенняя книга». Мне – существенно больше эта. Функционально же они совсем одинаковые.

Collapse )
___________________________________
Welcome to the Zoo, 2008
Alison Jay
Большой формат, квадратная, твердая обложка (и есть суперобложка), плотные страницы
hand

Очень голодная гусеница

Все, конечно, знают, что это. Дико известная книжка. Вышла в 1969 году. История про гусеницу, которая вылупилась, налопалась всякой еды и превратилась в бабочку. Много картинок, мало буков. На нескольких страницах – дырочки, там, где гусеница прогрызла яблоки, сливы, соленый огурчик и другие вещи.

Collapse )

Эрик Карл – тоже дико известный автор. У него книжек что-то около сотни, а еще музей книжных иллюстраций и всякое такое. Иллюстрации такие – он сначала раскрашивает листы шелковой бумаги, разными цветами и создавая разные фактуры. Потом рисует контуры картинки, вырезает из раскрашенной бумаги нужные куски и приклеивает. Ужасно здорово. В такой манере можно делать иллюстрации к чему угодно, и все будет хорошо, но все его книжки – для очень маленьких детей. Текста мало, и какой-то он не очень. На мой взгляд. В «Очень голодной гусенице» ничего. А вот еще на русском есть «Морской конек», и там текст (и сюжет) мне нравится уже меньше, хотя и плохого в нем ничего нет. Но картинки совершенно чудесные.

По-моему, «Очень голодная гусеница» - не самая прекрасная из его книжек, но миллионы людей не могут ошибаться. И Леша моего мнения не разделяет. Он эту гусеницу обожает. До сих пор. Про морского конька тоже любит, но не так сильно. Там, кстати, тоже есть фишка – прозрачные страницы с нарисованными скалами или водорослями. А за этими водорослями – коварная рыба-лист! Например.

Collapse )

На русском пока есть четыре книжки Эрика Карла – гусеница, конек, «Снежный сон» и «От головы до ног». Последние две – буквально только что вышли. Это вселяет надежду, лично я хотела бы еще разнообразные первые книжки и больше всего вот.

У нас «Очень голодная гусеница» – большого формата и с обычной бумагой, а это, конечно, неправильно. Нужно картонное издание, поменьше и с толстыми страницами. Оно тоже бывает.

___________________________________
Очень голодная гусеница (The Very Hungry Caterpillar, 1969)
Морской конек (Mister Seahorse, 2004)
Эрик Карл
Переводчик – Ян Шапиро
Розовый жираф, 2009
Большой формат, мелованная бумага, картонная обложка. Гусеница есть еще в картонном варианте более маленького формата.
hand

Репка

Сказок у нас целый отдельный шкаф. При этом малышовых сказок – практически нет. Ну или они где-то закопаны внутри сборников, в десяти вариантах, два из которых матерные, два – непонятные, а еще два – в три раза длиннее, чем известные. Я довольно много знаю сказок и что-то – о сказках, и поэтому мне сложно их читать ребенку. Там все время ужасы и трагедии. И это так надо, потому что мир полон ужасов и трагедий, и сказки нужны в том числе для того, чтобы так ненавязчиво дать ребенку это понять. Правда, к «Репке» это как раз не имеет отношения, это одна из немногих сказок, где все хорошо.

Collapse )

«Репка» у нас есть и в другом издании – в таких маленьких книжечках издательства «Самовар».

Collapse )

Там как раз такие детские-детские сказки. В общем, эти книжечки такие средние. Но там зато те тексты, которые были и раньше – каноническими их назвать нельзя, канонические исключительно у Афанасьева или в подобных местах. Картинки там тоже весьма средние – на грани дебильности, но не раздражают. Впрочем, легко представляю себе, что кого-то – раздражают, это такая тонкая грань. Но на фоне всего остального это такие простые, безопасные книжечки, выше несколько обложек, по ним, в общем, все понятно. Те обложки, на фоне которых все еще понятнее, можно в изобилии найти в любом интернет-магазине.

На самом деле эти книжки тут вообще не причем. «Репка» с картинками Антоненкова прекрасная, но очень странная. Без нее, конечно, можно запросто обойтись. Картинки там очень на любителя. Я – любитель. Про Лешу сложно сказать. Леше, в общем, все равно пока, думаю, он бы и на яркий переливающийся ужас взирал бы благосклонно, просто у него пока не было такой возможности. Ну вот, картинки на любителя, а текст – смешной. Текст, похоже, раздут, чтобы художник мог побольше нарисовать.

Вот текст из книжки (пунктуация тоже оттуда):

Жил-был дед. Были у деда бабка, внучка, собака Жучка, кошка и мышка. Жили они в большом красивом доме.
Посадил дед репку.
Репка росла-росла… росла-росла… и выросла большая-пребольшая.
Стал дед тянуть репку. Тянул-тянул, тянул-тянул… Вытянуть не может.
Позвал дед бабку – на подмогу. Пришла бабка, и стали они тащить репку вдвоем. Дедка – за репку, бабка – за дедку. Тянут-потянут – вытянуть не могут.
Позвала бабка внучку. Прибежала внучка, и стали они тащить репку втроем. Дедка – за репку, бабка – за дедку, внучка – за бабку. Тянут-потянут – вытянуть не могут.
Позвала внучка Жучку. Прибежала Жучка, и стали они тащить репку вчетвером. Дедка – за репку, бабка – за дедку, внучка – за бабку, Жучка – за внучку. Тянут-потянут – вытянуть не могут.
Позвала Жучка кошку. Прибежала кошка, и стали они тащить репку впятером. Дедка – за репку, бабка – за дедку, внучка – за бабку, Жучка – за внучку, кошка – за Жучку. Тянут-потянут – вытянуть не могут.
Позвала кошка мышку. Прибежала мышка, и стали они тянуть репку все вместе. Дедка – за репку, бабка – за дедку, внучка – за бабку, Жучка – за внучку, кошка – за Жучку, мышка – за кошку. Тянут-потянут, тянут-потянут… Вытянули репку!!!


А вот тот текст, который я считаю классическим:

Посадил дед репку. Выросла репка большая-пребольшая. Стал дед репку из земли тащить: тянет-потянет, вытянуть не может.
Позвал дед бабку. Бабка за дедку, дедка за репку - тянут-потянут, вытянуть не могут.
Позвала бабка внучку. Внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку - тянут-потянут, вытянуть не могут.
Кликнула внучка Жучку. Жучка за внучку, внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку - тянут-потянут, вытянуть не могут.
Кликнула Жучка кошку. Кошка за Жучку, Жучка за внучку, внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку - тянут-потянут, вытянуть не могут.
Кликнула кошка мышку. Мышка за кошку, кошка за Жучку, Жучка за внучку, внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку - тянут-потянут, вытащили репку!


А вот тут есть как раз вариант из Афанасьева и вот еще рисуночек до кучи. К вопросу о каноничности текстов.

В общем, это все да. Но там характеры! И они не обычны, не типичны и интересны. Их интересно разглядывать. Там целая история за каждым образом. Вообще это, конечно, больше альбом с картинками, чем книжка.

Collapse )

Издание очень похожее на «Глупую лошадь». В общем, отличное издание.

___________________________________
Репка
Художник – Евгений Антоненков
Махаон, 2010
Какой-то нестандартный формат, у нее ширина больше высоты, твердая обложка, плотная бумага
hand

Праздник листьев

В Лионе мы ходили гулять в парк Золотой головы. В этом парке есть кукольный театр, карусель и вольеры с животными. игры, косули, жирафы, всякие птички. В тот день, когда мы там были, все было закрыто, хотя, говорят, так не бывает. Все еще как-то специально покосилось и выглядело как раз так, как должен выглядеть пустой детский парк как-нибудь в ноябре, после того, как три дня шел дождь, а тут вдруг перестал. Тигры сидели мрачные, а на на вольерах с птичками было написано - уток не кормить. Еще там были пеликаны, фламинго и куча других. Какие-то, может, куропатки. А не кормить только уток.
В парке Золотой головы был праздник листьев. Он заключается в том, что в части парка расставлены разнообразные композиции из листьев. Например, листья на палочке. Или листья на веревочке. Еще были белые розы, привязанные к палочкам цветками вниз. А в пруд были воткнуты палочки, изогнутые в форме рыб.
Самая мощная инсталляция:

Рядом с каждым произведением была табличка с именем автора. Чувствовалась большая авторская гордость.
В глубине парка стояла палатка, в которой сидела специальная девушка и нанизывала листья на веревочку. В общем, не самая приятная работа на свете - сидеть целый день посреди пустого промозглого парка и нанизывать на веревочки влажные листья. Впрочем, может, ей нравилось - искусство.