Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

hand

Не для того был оркестр

На прошлой неделе устроила дома одновременно пожар и потоп. Сегодня третий раз опечатываюсь в слове «потоп» (да, я уже писала его два раза на работе), получается исключительно «потом», пожар и потом. Ну как одновременно. По очереди, но в один день.

Всё очень просто.

Поставила греться суп и пошла работать. Потом слышу — орёт сигнализация, что-то громче, чем обычно у машин бывает. Ммм, думаю, надо же, какая громкая, ну ладно. Через какое-то время приходит Лёша — мы с ним вдвоём дома были — и кричит, перекрикивая страшный вой: что это? Тут я уже поднимаю голову и говорю: а, это, наверно, на улице. А вой всё усиливается. Лёша выходит из комнаты, потом возвращается и кричит: нет, это у нас. Я выхожу тоже из комнаты и вижу — всё в дыму, а под потолком мигает датчик и орёт изо всех сил. Так я узнала, что у нас есть пожарная сигнализация. Сняла кастрюлю с угольками, там супу-то было, может, три половника, даже удивительно, как из такого количества супа можно получить столько дыма и звука. Открыла окно, и сигнализация как-то сама унялась, я даже не успела толком подумать, что с ней теперь делать.

Потоп ещё проще. Кроме дыма и звука из супа получился запах, и я открыла окна повсюду. А часть окон у нас в потолке, потому что живём мы в мансарде, под крышей. Летом навык закрывать окна перед уходом становится автоматическим, а осенью нет, кто же открывает окна настежь в конце октября. Открыла окна, ну, чтобы проветрилось, и пошла в магазин. А тут дождь. Ну и — —

Это была милая бытовая зарисовка из мира милых бытовых зарисовок, которыми мы, на самом деле живём большую часть жизни, даже когда всё не очень. Поэтому я не очень понимаю этих наездов на социальные сети (другие понимаю, а эти нет) — что дескать фиг ли все люди пишут, как у них всё хорошо, когда у них всё на самом деле плохо, и даже постят селфи, где хорошо выглядят, а сами в депрессии и пьют таблетки. Ну как, жизнь же непрерывна, и память, и восприятие, и невозможно биться головой о стену круглосуточно, нужно есть, спать и всякое такое, милый друг, всё хуёво, но это же не мешает жечь суп.

Что же до песни про оркестр, то её мне поставили вчера дорогие друзья, и теперь она постоянно играет у меня в голове: не возвращайся никогда.
hand

Корабль и разбойник

У нас очень разговорчивые дети. Ни на секунду не замолкают. Им нравится сам процесс — сотрясение воздуха, улавливание звуковых волн. Поэтому типичный ужин в нашем доме звучит так:

— Маам! Маам! Мааам!
— Что?
— Как тебя зовут? — это Тася спрашивает.
— Аделаида Марковна.
— Абалалала Карковна? А папу как зовут?
— Василий Петрович.
— А меня как зовут?
— А тебя — Лукерья.
— Меня Лукерья!
— А меня Оливия! — это Соня говорит.
— А меня Артур! Нет, меня Дениска!
— А я корабль!
— А я разбойник!
Корабль Тася, а разбойник Соня, это более или менее постоянные амплуа. Я тоже хочу быть кораблём и разбойником.
— А я машина! Нет, я самолёт! — это Лёша.
— А я помидор!
— А я морковка!
— А я вода!
— А я солнце!
— А я целый дождь! — Тася всегда уточняет, что она именно целый дождь, а не какие-нибудь отдельные капельки.
— А я море!
— А я цунами!
— А я ветер!
— А я торнадо!
— А я паук!
— А я самурай! — Лёша недавно залез в читалку у меня в телефоне и пытался читать «Кодекс самурая».
— А я злой кабык! — Соня ещё бывает злым крокодилом, но в последнее время предпочитает неведомого кабыка.
— А я паук! — меня ещё удивляет, как легко они соглашаются быть всякими неприятными существами, даже не то, что соглашаются, а сами себя называют. Все совершенно запросто могут быть даже какашкой.
— А я бабочка!
— А я бабушка!
— А я дедушка!
— А я мама!
— А я папа!
— А я Светка!
— А я бабушка Вера!
— Так, ну-ка тихо и ешьте! — в этой атмосфере я приобрела кретинскую привычку начинать половину фраз с «так».
— А я рис, — шепотом говорит Тася.
hand

Не ходите туда, Уормолд, вас хотят отравить

В прекрасной книжке про математиков встретилась прекрасная фраза:
"Помните, в ваши годы Рамануджан был пять лет как мертв."
Это к тому, что по статистике все значительные открытия математики делают в молодости. Потом у них что-то происходит с мозгом. Я не удивлена, математики - довольно часто крайне внушаемы, и, наверняка, еще на первом курсе соответствующих заведений им объясняют, что если сто человек сделали великие открытия в молодости, значит, так надо. Лингвистам тут несколько проще, этот пункт как-то не педалируется. Возможно, статистика даже не собиралась, в конце концов, это неочевидный повод для ее сбора. В лингвистике романтика и трагедия находятся где-то в другом месте.
Но сама фраза западает в мозг совершенно намертво. В пресуппозиции, видимо, всё, что Рамануджан успел сделать, пока не умер. Но эта популярная математическая идея насчет молодости доведена до совершенного абсурда, так что даже быть мертвым к тридцати трем годам - это уже достижение.